НИДЕРЛАНДЫ - ГОЛЛАНДИЯ

НИДЕРЛАНДЫ - ГОЛЛАНДИЯ

Возникновение и начальная пора голландской живописи до такой степени сливаются с первыми стадиями развития живописи фламандской, что новейшие историки искусства рассматривают ту и другую за все время до конца XVI ст. нераздельно, под одним общим названием "нидерландской школы". Обе они, составляя отпрыск рейнской ветви немецкой живописи, главными представителями которой являются Вильгельм Кельнский и Стефан Лохнер, считают своими родоначальниками братьев ван-Эйков.
Это продолжается во все время владычества над страною сперва бургундского, а потом австрийского дома — до тех пор, пока не вспыхивает жестокая революция, оканчивающаяся полным торжеством народа над угнетавшими его испанцами. Голландская живопись разом принимает оригинальный, вполне национальный характер и быстро достигает яркого и обильного расцвета. Причины этого явления, подобное которому едва ли найдется на всем протяжении истории художеств, кроются в топографических, религиозных, политических и социальных обстоятельствах. В этой "низменной стране" (hol land), состоящей из трясин, островов и полуостровов, постоянно подмываемых морем и угрожаемых его набегами, населению, лишь только свергнуло оно с себя чужеземное иго, пришлось создавать сызнова решительно все, начиная с физических условий почвы и кончая условиями моральными и интеллектуальными, потому что все было разрушено предшествовавшею борьбою за независимость. Словно чудом, повсюду, во всех областях человеческого труда закипела вдруг горячая деятельность в новом, своеобразном, чисто народном духе, между прочим и в области искусства.
К сожалению, произведения примитивных голландских живописцев дошли до нас лишь в очень ограниченном количестве, так как большинство их погибло в ту смутную пору, когда Реформация опустошала католические храмы, упраздняла монастыри и аббатства, подстрекала "разбивателей икон" (beeldstormers) к уничтожению живописных и скульптурных священных изображений, а народное восстание истребляло повсюду портреты ненавистных ей тиранов. Многих из числа художников, предшествовавших революции, мы знаем только по имени; о других имеем возможность судить только по одному-двум образцам их работы. Так, относительно древнейшего из голландских живописцев, Альберта ван Оуватера, не имеется никаких положительных данных, кроме сведения о том, что он был современник ван-Эйков и трудился в Гарлеме; достоверных же картин его не существует.
Ученик его Гэртьен ван Синт-Ян известен только по двум хранящимся в Венской галерее створкам триптиха ("Св. Гроб" и "Легенда о костях св. Иоанна"), написанного им для гарлемского собора. Туман, заволакивающий от нас начальную эпоху голландской школы, начинает рассеиваться с появлением на сцену Дирка Боутса, прозванного Стюрбоутом († 1475), родом из Гарлема, но работавшего в Левене и потому причисляемого многими к фламандской школе (лучшие его произведения — две картины "Неправый суд императора Оттона", находятся в брюссельском музее), а также Корнелиса Энгельбрехтсена (1468-1553), главная заслуга которого состоит в том, что он был учителем знаменитого Луки Лейденского (1494-1533). Этот последний, художник разносторонний, трудолюбивый и высокодаровитый, умел, как никто до него, воспроизводить с точностью все, что ни попадалось ему на глаза, и потому может считаться настоящим отцом нидерландского жанра, хотя ему приходилось писать преимущественно религиозные картины и портреты.
В работах его современника Яна Мостарта (около 1470-1556) стремление к натурализму соединяется с оттенком готического предания, теплота религиозного чувства с заботою о внешней элегантности. Кроме этих выдающихся мастеров, за начальную эпоху голландского искусства заслуживают быть упомянутыми: Иеронимус ван Акен, прозванный И. де Босхом (ок. 1462-1516), своими сложными, замысловатыми и иной раз крайне странными композициями положивший начало сатирической бытовой живописи; Ян Мандейн († 1520), славившийся в Гарлеме своими изображениями чертовщины и шутовских сцен; Питер Артсен († 1516), прозванный за свой высокий рост "Длинным Петром" (Lange Pier), Давид Иорис (1501-56), искусный живописец на стекле, увлекшийся анабаптическими бреднями и вообразивший себя пророком Давидом и сыном Божиим, Якоб Свартс (1469? — 1535?), Якоб Корнелисен (1480? — позже 1533) и его сын Дирк Якобс (две картины последних, изображающие стрелковые общества, имеются в Эрмитаже).
Около половины XVI стол. в среде нидерландских живописцев возникает стремление отделаться от недостатков отечественного искусства — его готической угловатости и сухости — изучением итальянских художников эпохи Возрождения и соединением их манеры с лучшими традициями собственной школы. Это стремление проглядывает уже в работах вышеупомянутого Мостарта; но главным распространителем нового движения должен считаться Ян Схорель (1495-1562), долго живший в Италии и основавший потом в Утрехте школу, из которой вышел целый ряд художников, зараженных желанием сделаться голландскими Рафаэлями и Микеланджело.
По его следам Мартен ван Вэн, прозванный Гэмскерком (1498-1574), Генрик Гольциус (1558-1616), Питер Монтфорд, прозв. Блокгорстом (1532-83), Корнелис ван Гарлем (1562-1638) и другие, принадлежащие уже к следующему периоду голландской школы, каковы, например, Абрагам Блумарт (1564-1651), Герард Гонтгорст (1592-1662), отправлялись за Альпы проникаться совершенствами корифеев итальянской живописи, но подпадали, по большей части, под влияние представителей начинавшегося в ту пору упадка этой живописи и возвращались на родину маньеристами, воображающими, что вся суть искусства заключается в утрировке мускулатуры, в вычурности ракурсов и щегольстве условными красками. Однако увлечение итальянцами, нередко простиравшееся в переходную эпоху голландской живописи до крайности, принесло своего рода пользу, так как внесло в эту живопись лучший, более ученый рисунок и уменье более свободно и смело распоряжаться композицией. Вместе со старонидерландским преданием и беспредельной любовью к природе итальянизм сделался одним из элементов, из которых сложилось оригинальное, высокоразвитое искусство цветущей эпохи. Наступление этой эпохи, как мы уже сказали, должно быть приурочено к началу XVII ст., когда Голландия, завоевав себе независимость, зажила новою жизнью.
Резкое превращение еще вчера угнетенной и бедной страны в политически важный, благоустроенный и богатый союз штатов сопровождалось столь же резким переворотом в ее искусстве. Со всех сторон, почти разом, возникают в несчетном количестве замечательные художники, вызываемые к деятельности подъемом национального духа и развившеюся в обществе потребностью на их труд. К первоначальным художественным центрам, Гарлему и Лейдену, прибавляются новые — Дельфт, Утрехта, Дортрехт, Гаага, Амстердам и др. Повсюду старые задачи живописи разрабатываются по-новому под влиянием изменившихся требований и взглядов, и пышно расцветают ее новые отрасли, зачатки которых были едва приметны в предшествовавшую пору. Реформация изгнала из церквей религиозные картины; не было надобности украшать дворцы и вельможеские палаты изображениями античных богов и героев, а потому историческая живопись, удовлетворяя вкусам разбогатевшей буржуазии, отбросила идеализм и обратилась к точному воспроизведению действительности: давно прошедшие события она стала трактовать, как события дня, происходившие в Голландии, и в особенности занялась портретом, увековечивая в нем черты людей того времени, то в одиночных фигурах, то в обширных, многофигурных композициях, изображающих стрелковые общества (schutterstuke), которые играли столь видную роль в борьбе за освобождение страны, — управителей ее благотворительных заведений (regentenstuke), цеховых старшин и членов различных корпораций.
Если бы мы вздумали говорить о всех даровитых портретистах цветущей эпохи голландского искусства, то одно перечисление их имен с указанием на лучшие их работы заняло бы много строк; поэтому ограничиваемся упоминанием лишь о тех художниках, которые особенно выдаются из общего ряда. Таковы: Михиль Миревельт (1567-1641), его ученик Паулюс Морэльсе (1571-1638), Томас де Кейзер (1596-1667) Ян ван Равестейн (1572? — 1657), предшественники трех величайших портретистов Голландии — чародея светотени Рембрандта ван Рейна (1606-69), бесподобного рисовальщика, обладавшего удивительным искусством моделировать фигуры в свету, но несколько холодного по характеру и колориту Бартоломеуса ван дер Гельста (1611 или 1612-70) и поражающего фугою своей кисти Франса Халса Старшего (1581-1666). Из них особенно ярко сияет в истории имя Рембрандта, сначала пользовавшегося почетом у своих современников, потом ими забытого, мало оцененного потомством и только через столетие возведенного по всей справедливости на степень мирового гения. В его характерной художественной личности сосредоточиваются, как в фокусе, все лучшие качества голландской живописи и его влияние отразилось во всех ее родах — в портрете, исторических картинах, бытовых сценах и пейзаже.

Возникновение и начальная пора голландской живописи до такой степени сливаются с первыми стадиями развития живописи фламандской,

Возникновение и начальная пора голландской живописи до такой степени сливаются с первыми стадиями развития живописи фламандской, что новейшие историки искусства рассматривают ту и другую за все время до конца XVI ст. нераздельно, под одним общим названием "нидерландской школы".


Между учениками и последователями Рембрандта приобрели наибольшую известность: Фердинанд Боль (1616-80), Говерт Флинк (1615-60), Гербранд ван ден Экгоут (1621-74), Николас Мас (1632-93), Арт де Гельдер (1645-1727), Якоб Бакер (1608 или 1609-51), Ян Викторс (1621-74), Карель Фабрициус (ок. 1620-54), Саломон и Филипс Конинги (1609-56, 1619-88), Питер де Греббер, Виллем де Портер († позже 1645), Герард Доу (1613-75) и Самюель ван Гогстратен (1626-78). Кроме этих художников, следует для полноты списка лучших портретистов и исторических живописцев рассматриваемого периода назвать Яна Ливенса (1607-30), товарища Рембрандта по ученью у П. Ластмана, Абрагама ван Темпеля (1622-72) и Питера Назона (1612-91), работавших, по-видимому, под влиянием Ван дер Гельста, подражателя Гальсу Иоганнеса Верспронка (1597-1662), Яна и Якоба де Браев († 1664, † 1697), Корнелиса ван Цейлена (1594-1664) и Николаса де Гельта-Стокаде (1614-69).
Взято с self-portrait.ru

 

Категория: Articles | Добавил: Go (14.06.2014)
Просмотров: 2022
Всего комментариев: 0
avatar