• Регистрация
  • Вход
MENU
Главная » 2015 » Январь » 19 » Краткая история ордена тамплиеров
17:01
Краткая история ордена тамплиеров

  Краткая история ордена тамплиеров
Католическая церковь и сегодня влияет на миллионы людей на Земле, как в слаборазвитых странах Южной Америки, так и в развитых странах Западной Европы. Возрождение европейской духовности часто связывают с возвращением к христианской морали и популяризацией правил, пришедших из рыцарского кодекса. Эти тенденции стимулируют интерес к истории Средневековья.

  Орден тамплиеров, как организация, являвшаяся носителем рыцарского кодекса и защитницей христианской морали одновременно вызывает повышенный интерес у ученых, писателей, политиков. Ярким свидетельством этого является ажиотаж вокруг книги Дэна Брауна «Код да Винчи». Она вызвала яростную реакцию Католической церкви и осуждение профессиональных историков. Но она разошлась огромным тиражом, принеся своему автору и его партнерам огромную прибыль, возбудив интерес к истории у тысяч людей, спровоцировала появление на телевидении большого количества научно-популярных фильмов, которые доносят зрителям искаженную картину прошлого.

Следы тамплиеров найдены и в Украине - имеется ввиду Средненский замок в Закарпатье. И сейчас орден Храма [1] не является изученным до конца объектом исторической науки. С точки зрения военной истории тамплиеров можно именовать профессиональными воинами-защитниками христианского мира от мусульманской экспансии, ударной мощью вооруженных сил Святой земли. С точки зрения экономической истории орден можно назвать весомым фактором для прогрессивного развития западноевропейской средневековой экономики. Тамплиеры были первыми, кто соединил статус монаха, принеся 3 обета, и статус воина - с правом проливать кровь.

 Сейчас существует множество организаций, члены которых называют себя тамплиерами или считают себя их наследниками. Они не имеют ничего общего со славным именем ордена Храма, а некоторые и не представляют, кем были на самом деле тамплиеры.

 Первые сведения об ордене Храма дает архиепископ Гийом Тирский, относившийся к тамплиерам негативно, между 1170 и 1174 гг. в своей «Истории заморских событий»:

«В том самом году [1118], некие дворяне из рыцарского сословия, религиозные люди, посвятившие себя Богу и боящиеся его, обязали себя служением Христовым, по воле владыки-патриарха. Они обещали навечно жить как обыкновенные каноники, без имущества, согласно обетам целомудрия и послушания. Первыми предводителями были почтенные Гуго де Пейн и Годфруа де Сент Омер. Поскольку они не имели прибежища, король дал им местожительство в южном крыле дворца, близ Храма Господня» (Гийом Тирский).

Гийом упоминает, что рыцарей было девятеро, и девять лет они жили, не принимая к себе новых собратьев. Имена восьмерых рыцарей можно встретить во многих книгах, о тамплиерах (орфография имен может варьироваться) - это Андре де Монбар, Гундомар, Годфрон, Рораль, Жоффруа Битоль, Нивар де Мондезир, Аршамбо де Сен-Эньян.

 По Гийому, их главной задачей была защита паломников от нападений разбойников.

В 1126 г. тамплиеры приняли в качестве собрата графа Гуго Шампанского, который вполне мог послужить связующим звеном между Гуго де Пейном и известным католическим деятелем Бернаром Клервоским, впоследствии канонизированным.

14 января 1128 г. [2], по инициативе Бернара, в Труа был созван Собор, на котором Гонорий II утвердил орден Храма, его устав (латинский) и назначил Гуго де Пейна великим магистром ордена. По Марион Мелвиль, устав был создан самими тамплиерами, до этого следовавшими заветам св. Августина Аврелия. Собору лишь оставалось дополнить и утвердить его.

Кардинал Жак де Витри, глава Акрского диоцеза, свидетель осады христианами Дамиетты в 1216 г. и добрый друг тамплиеров (но использовавший в качестве первоисточника работу Гийома Тирского), описывает это событие так:

«В лето милости Божией 1128, прожив совместно и, согласно своему призванию, в бедности девять лет, они заботами папы Гонория и Стефана, патриарха Иерусалимского, обрели устав, и была положена им белая одежда. Сие произошло в Труа, на Соборе, возглавляемом господином епископом Альбанским, папским легатом, и в присутствии архиепископов Реймсского и Сансского, цистерцианских аббатов и множества прочих прелатов. И поскольку веру нельзя сохранить без строгого послушания, сии умные и набожные мужи, изначально не допускали, чтобы проступки братьев оставались сокрытыми и безнаказанными. Тщательно соизмеряя природу и обстоятельства проступков, они безоговорочно изгнали из своих рядов некоторых братьев, сорвав с их одежд красный крест. Остальных они заставили поститься на хлебе и воде, есть на земле без скатерти вплоть до достаточного искупления, дабы подвергнуть их позору, а прочих - спасительному страху. Число же братьев увеличивалось так быстро, что скоро на их собраниях стало собираться более трехсот облаченных в белые плащи рыцарей, не считая бесчисленных слуг. А еще они приобрели огромные ценности по сию и по ту сторону моря» (Мельвиль).

Шаблон «Рыцарь» для фотошоп

В 1128 г. Бернар Клервоский написал в честь ордена трактат «Хвала новому рыцарству» («De laude novae militia»), прославляя и возвышая тамплиеров.

Святой Бернар как вдохновитель тамплиеров, столкнулся с деликатной задачей: каноническое право, как и народное мнение, запрещало монахам проливать кровь. Но тамплиеры были одновременно рыцарями, призванными к войне, и монахами, подчиненными трем обетам. Бернару пришлось внести различие в их пользу между понятиями войны феодальной и войны святой, человекоубийством и убиением зла (Мельвиль). Назвав тамплиеров Рыцарями Христа, Бернар заявил, что: убивать или умирать за Христа не есть грех, а есть, напротив, могучее притязание на славу. Рыцарь Христов, скажу я, может наносить удар с уверенностью и умирать с уверенностью еще большей, ибо, нанося удар, служит Христу, а погибая - служит себе. Он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое и в похвалу добрым (Бернар Клервоский).

Бернар превознес добродетели тамплиеров - дисциплину, воздержание и умеренность во всем, заявив, что тамплиеры не сидят без дела и не слоняются бесцельно. Между ними нет лицеприятия, и почтение оказывают заслугам, а не благородной крови (Бернар Клервоский).

Но Бернар ничего не говорит о защите паломников. Мы не верим, чтобы верующие не знали, какое утешение несут рыцари Храма беднякам, паломникам, нищим и всем тем, кто пожелал отправиться ко Гробу Господню - писал в тоже время Эрлеберт Шалонский. Бернар также считает, что не было бы необходимости убивать язычников, если бы было возможно другим образом помешать им притеснять верующих (Мельвиль).

Основную силу ордена изначально составляли рыцари, происходившие из благородных семей. Они обязаны были снаряжаться за свой счет при вступлении в орден. Новобранец принимался в орден, если он с оружием в руке подобно мужу сможет стирать с лица святой земли врагов Христа (Латинский устав, статья LXII). В бою братьям-рыцарям запрещалось отступать, покуда на поле боя реет хоть одно христианское знамя. Братьям запрещалось любое излишество во внешнем виде или одежде – посему они коротко стриглись и не брились, одежду носили либо белую, либо темную. В ордене состояли и сержанты-оруженосцы (servientes по лат., sergents по фр.). Позднее в ордене появились туркополы – наемники, из местных жителей на Святой земле. Трижды в неделю рыцарям позволялось мясо для поддержания сил, сержантам – раз в неделю. Каждый рыцарь имел право на трех коней и оруженосца. Всю ночь в дортуаре (общей спальне) должен был гореть огонь. Братья были обязаны отдавать десятую часть хлеба беднякам, в случае смерти рыцаря бедняки могли бесплатно кормиться определенное время. Самовольные поступки, вплоть до неуместного диалога меж братьями или самовольного отлучения строго наказывались. Братьям запрещалась игра в кости, шахматы, неумеренные улыбки. Братьям запрещалось охотиться на всех животных, кроме львов. Братьям запрещалось общение с отлученными от причастия; но принимать милостыню от отлученных разрешалось; кто пожелает стать братом ордена Храма, должен просить об этом после того, как прослушает Устав и представит себя местному епископу. Испытательный срок полностью зависит от распоряжения и разумения магистра, согласно достоинству жизни просящего (Латинский устав, статья LVIII). Братья должны были подавать добрый пример, посещая неотлученных рыцарей, призывая их вступить в орден навечно или временно. После окончания службы ордену мирянин был обязан пожертвовать половину стоимости своего коня и снаряжения ордену. Женатые могли временно вступить в орден, но не могли быть пожалованы белыми одеждами. Если муж, служивший ордену умирал раньше жены, половина состояния обоих отходила к ордену. Братьям запрещалось проливать кровь христиан и участвовать в конфликте меж единоверцами. Братья должны были сами сообщать о проступках. Наказания - от поста и лишения мантии до бичевания и заточения. Наказывались раздача, порча или потеря имущества ордена. Магистр и верховные братья могли одаривать достойных мирян дарами, кроме боевого оружия.

  Устройство ордена было идеальным для военных действий. В отличие от госпитальеров тамплиеры не считали заботу о нуждающихся в тылу равной воинской доблести. Их орден с самого начала имел почти исключительно военный характер (Заборов).

Белый цвет рыцарских одежд символизировал чистоту помыслов и здоровья плоти. Сержанты носили черные или коричневые одежды. По XXI статье Латинского устава имели слуги и оруженосцы белые одежды, отчего произошли великие несчастья. Ибо появились по ту сторону гор какие-то лжебратья, женатые, говорящие, что они от Храма… пусть постоянно носят они черное или одноцветное, что сравнительно дешевле.

Тамплиеров не посвящали в духовный сан, и они пользовались услугами священников, приписанных к ордену. Женщины в орден не принимались, дабы не ослаблять воинский дух и дисциплину. Но в орденских документах упоминается о сестрах – ухаживавших за больными и ранеными. Также они оказывали братьям духовную поддержку (Nicholson).

Папа даровал ордену право на получение десятины, при договоре с местными епископами. Многие люди считали своим долгом пожертвовать ордену что-либо из имущества - от оружия и коней до денег и своих владений. Дары ордену были особенно разнообразны и многочисленными на Пиренейском п-ове - домены, права над церквями и ярмарками, земельные доходы, дома, приходские доходы, десятины, пожизненные ренты, вилланы с их владениями, сервы с семьями, мавританские рабы, евреи (Мельвиль).

Среди сервов и вилланов мы встречаем особый класс - люди Храма. Они носили красный крест на одеждах, этим знаком были мечены их дома и стада. В смутные времена они включались в Божье перемирие, и чинившие им насилие попадали под отлучение. Английский легист сэр Коук писал в XVII в., что крест тамплиеров в Англии водружали на дома, будто их обитатели служат ордену. Воспоминание об этом сохранилось надолго.

Орден Храма существенно отличался от прочих монашеских орденов определенной земной миссией - защитой Святой земли; он нуждался в средствах, и функцией его западных командорств было их предоставление. У цистерцианцев, прошедших сходный путь развития, увеличение доходов было спорадическим; у тамплиеров же - необходимым. Рыцари Храма не были новаторами, и предпочтение, которое они оказывали арендной плате, вело к превращению зависимых от ордена крестьян с их «рабскими» наделами в свободных земледельцев; сегодня это назвали бы «социальным возвышением» крестьян. Они распоряжались ценностями согласно законам и обычаям каждого края. Командорства ордена поначалу состояли из давших обет братьев: рыцарей, сержантов или братьев-ремесленников; последние начинают преобладать на протяжении XIII в. Вокруг монастырского ядра в каждом командорстве формировалась вся организация добровольцев. Прежде всего, донатов - тех, кто всецело подчинялся ордену или довольствовался его покровительством вместе с семьями и имуществом по присяге, собратья (сестры): благотворители; родственники давших обет братьев; миряне-рыцари, служившие в Палестине; женатые, примкнувшие к ордену Храма. Все получали духовные привилегии, имели доступ к сокровищницам милостей ордена и могли выбрать место погребения на кладбищах ордена. Наконец - достойные мужи, друзья Дома, светские советники, посредники, а в случае надобности – заступники (Мельвиль).

 

29 марта 1139 г. вышла папская булла «Omne Datum Optimum» которая является «Великой Хартией» ордена Храма, основой всех его привилегий, основной целью которой было учредить институт братьев-капелланов для ордена. Истинное же ее назначение заключается в том, чтобы освободить тамплиеров от всякой церковной власти, кроме власти папы (Мельвиль). Духовная автономия тамплиеров и в особенности то, как они освободились от власти патриарха, вызвали возмущение у белого духовенства. Гийом Тирский настаивал на факте, что из-за пренебрежения смирением, они отложились от патриарха Иерусалима, учредившего этот орден (Гийом Тирский). Тамплиеры были освобождены от десятины - еще один повод для сетований. Такое было предоставлено только цистерцианцам св. Бернара и тамплиерам. Братья получили право на сохранение у себя любой добычи, захваченной у врагов Христа. Тамплиеры также забирали десятину и начатки плодов из церквей Господних, и сделались чрезвычайными смутьянами (Гийом Тирский).

7 апреля 1145 г. последовала другая булла – «Militia Dei», оповещавшая епископов о том, что тамплиеры отныне имеют право возводить часовни, куда устремились толпы прихожан. Сотня переизданий этой буллы показывает, сколь трудно было навязать свою волю белому духовенству. По буллам, вышедшим в это же время, «Dilecti filii» и «Milites Templi» орден получал право на 3/4 имущества, тех, кто желал быть погребенным на кладбищах храмовников и еще одно беспрецендентное право – в любой населенный пункт, находящийся под интердиктом мог прибыть храмовник и церковь должна была открыться, и должна была свершиться месса - во имя «чести и почитания их рыцарства» (Мельвиль). Братья, с негласного согласия папы, стали хоронить на своих кладбищах преданных анафеме и допускать в своих часовнях к таинствам, в первую очередь к крещению, семьи отлученных. В 1175 г. Александр III добился от английских тамплиеров и госпитальеров присяги о запрете погребения тел отлученных на их кладбищах. Архиепископ Кентерберийский получил право «удостоверяться в их повиновении», зато в 1199 г. Иннокентий III запретил духовенству отлучать рыцаря или капеллана Храма. С 1198 г. и до смерти Иннокентия III в 1216 г. 50 булл были изданы в пользу тамплиеров. Большинство их - подтверждение дарованных (ранее. - прим. ред.) привилегий.

В 1146 году, на Пасху, перед началом Второго крестового похода на генеральном капитуле ордена папа Евгений III даровал тамплиерам право носить на левой стороне плаща, под сердцем, изображение алого креста «с тем, чтобы сей победоносный знак служил им щитом, и дабы никогда не повернули они назад пред каким-нибудь неверным» (Мельвиль).

 

Примерно в 1139-1140 гг. появился Французский устав, который имеет явную связь с буллой «Omne Datum Optimum». Он признает существование капелланов, буллой установленных. Причина его появления - многие рыцари не понимали латынь (Мельвиль).

Латинский устав можно пересказать вкратце; французскую версию намного сложнее из-за несовершенного языка, которым она изложена. Статьи следуют без разбора одна за другой. Между французской и латинской версиями устава - три основных отличия.

Об испытательном сроке больше не вспоминается, разве что для братьев-капелланов, к которым рыцари проявляли недоверие. Обязанность представиться епископу прежде, чем принести обет в ордене Храма, вменяется теперь только отлученным. Оба изменения введены с большой ловкостью. Третье отличие в том, что обозначение «капелланы, служащие в Ордене», заменяется на «священники и клирики, временно собирающие милостыню» (Мельвиль). Окончательная иерархия ордена такова - великий магистр - подчиненный генеральному капитулу (собрание братии, великих бальи (высших судебных чинов) и командоров); сенешаль, ведавший снабжением Дома; маршал, ответственный за военную подготовку и дисциплину в монастыре и нередко во время войны его возглавлявший; и смотритель одежд, занимавшийся экипировкой братьев. Командоры провинций Востока - Иерусалима, Триполи и Антиохии - были подчинены только магистру и генеральному капитулу; каждый из них имел под своим началом своих маршала и смотрителя одежд. За командорами провинций шли шателены (управляющие замками) и командоры Домов; были еще командоры рыцарей, которые повиновались маршалу своего монастыря. Смотрители Домов, часто бывшие только сержантами, управляли сельскими владениями ордена. Туркополы подчинялись туркополье. Оруженосцы, также наемные, получали приказы от знаменосца. Наиболее гибкой структурой обладали 10-12 (число не было постоянным) провинций Запада: Франция, Англия с Шотландией и Ирландией, Фландрия, Овернь, Пуату, Аквитания, Прованс, Каталония, Арагон, Португалия, Апулия, Сицилия, Венгрия - командоры управляли несколькими, например, Провансом с Каталонией. В документах есть упоминания и о визитерах (контролерах), которые инспектировали провинции. Тамплиеры объединялись в капитулы (собрания) 2 видов – обычные и генеральные. Обычный капитул, вроде суда чести, собирался раз в неделю - повсюду, где бы ни находились вместе четверо братьев. На генеральном капитуле обсуждали политику ордена, назначение на должности. Это была и апелляционная курия для судебных дел. По крайней мере, раз в год, проводились генеральные капитулы провинций (Мельвиль).

 

Банкирская деятельность ордена известна хорошо. Эта функция вначале должна была обеспечить поддержку паломников в Святой земле. Затем в истории ордена появился обычай давать в долг. В картулярии за октябрь 1135 г., приводится первый пример такого займа. Заем предоставлен некоему Пере Десде из Сарагосы и его жене Элизабете:

«Мы отдаем Богу и рыцарству ордена Храма наше наследство в Сарагосе и все, чем мы там обладаем. И вслед за этим сеньоры ордена Храма Соломона из милосердия выдадут нам 50 мараведи, чтобы мы совершили свое паломничество ко Гробу Господню. И мы составляем сей договор на случай, ежели один или другой из нас возвратится из этого паломничества в Сарагосу, и мы пожелаем воспользоваться этой собственностью, чтобы они приписали на свой счет бенефиции, кои извлекли бы из нашей собственности, а их 50 мараведи мы им выплатим. Потом мы будем проживать в своих владениях, и после нашей смерти они останутся свободными от ордена Храма Соломона навсегда».

Это залоговый заем, замаскированный взаимными дарами «из милосердия», дабы избежать обвинения в ростовщичестве. Тамплиеры осуществляли доверительное управление. Людовик VII был счастлив воспользоваться казной ордена в 1146 г. 10 лет спустя клиентом ордена стал папа Александр III. Преследуемый императором, он часто испытывал денежные затруднения и пользовался услугами тамплиеров (Мельвиль). Свидетельства об огромных богатствах ордена – следствие слухов. Все доходы ордена направлялись на покупку оружия, коней, доставку их на Восток, содержание там войск и крепостей. Возможно, после гибели большинства братьев в 1187 и 1291 годах, в казну продолжали поступать средства и там набирался действительно крупный капитал.

Рид заявляет, что тамплиеры давали кредиты под 10% годовых, что было на 2% меньше обычных ставок, и в 2 раза меньше, чем проценты еврейских ростовщиков. Церковники и монастыри охотнее предоставляли займы европейским правителям, если возврат гарантировали тамплиеры. Порой сделки оказывались для тамплиеров убыточными (Рид). Тамплиеры производили подобные операции только по отношению к паломникам, отправляющимся на Святую землю, а поскольку к концу XIII в. Святая земля была забыта в Европе, начала исчезать и банковская деятельность ордена.

Первые предпосылки к появлению врагов у ордена проявились, когда паломник Иоанн Вюрцбургский, после Второго крестового похода, посетивший Иерусалим, отмечал, что орден Храма раздает щедрые милостыни приверженцам Христа, но даже не десятую часть того, что дает орден госпитальеров. Однако благотворительность ордена Храма была велика и ее оказывали с благородной учтивостью (Мельвиль). После падения Иерусалима в 1187 г. и горькой участи многих бедняков, за которых не был внесен выкуп, молва обвинила тамплиеров в отказе заплатить за бедняков выкуп. По мнению Мелвиль, с этого момента, белые плащи рыцарей Храма перестают олицетворять чистоту и невинность (Мельвиль).

Во время ожесточенной борьбы меж папой и Фридрихом II тамплиеры выступили на стороне папы, всячески противодействуя стремлениям Фридриха захватить власть в Иерусалиме и на Кипре. Его письма, разосланные всем европейским дворам, полны змеиного шипения и распространяют ядовитые обвинения о сговоре рыцарей Храма с врагом. Многие подозрения, нависшие в дальнейшем над Домом, берут начало в речах императора (Мельвиль). Орден приобрел двух сильных врагов – родственника Фридриха, герцога Ричарда Корнуэлльского и Матвея Парижского, монаха Сент-Олбанского монастыря. Последний, по мнению Мелвиль, опередил свое время на три века, будучи сторонником того, что, впоследствии было прозвано протестантизмом. Он испытывал отвращение к финансовым делам тамплиеров, обвиняя их в порочности (Мельвиль). С их желчными речами намечается тенденция на сплочение врагов Ордена Храма.

 

Тамплиеры пользовались неприкосновенностью на войнах меж христианами и связями с знатнейшими родами для влияния политику. Мельвиль приводит пример как они во время столкновений короля Англии Генриха II с архиепископом Кентерберийским Томасом Бекетом в 1164 г. привели Бекета к подписанию Кларендонских коституций.

Папа Урбан IV поручил трём храмовникам контролировать состояние замков в Папской области, а в Акре тамплиерам одинаково доверяли и Ричард I, и Филипп Август (Рид).

Орден получал от феодалов право управления территориями – например договоры меж орденом и графами Беренгариями в Испании, получение замков и фьефов в Палестине.

На Востоке храмовники показали себя прекрасными дипломатами. Несмотря на статус непримиримых врагов сарацин, они вступили в отношения с теми, у кого красный крест вызывал ужас. После провала Второго крестового похода у стен Дамаска прослеживается четкая ориентировка ордена на доброжелательные отношения с Дамаском - против Мосула. Незадолго до похода, храмовников посетил «самый обворожительный из послов» от султана Дамаска Усама ибн Мункид, который описал свое пребывание:

«Во время посещения Иерусалима я вошел в мечеть Аль-Аксар. Когда я вступил в мечеть Алъ-Аксар, занятую тамплиерами, моими друзьями, они мне предоставили эту маленькую мечеть творить там мои молитвы. Однажды я вошел туда и восславил Аллаха. Я был погружен в свою молитву, когда один из франков набросился на меня, схватил и повернул лицом к Востоку, говоря: "Вот как молятся". К нему кинулась толпа тамплиеров, схватила его самого и выгнала…» (Усама ибн Мункыз).

Через 10 лет после этих событий фаворит каирского халифа Насреддин убил господина, его братьев и визиря. Усама, живший в Каире, был замешан в заговоре. Заговорщикам пришлось бежать. Сестра халифа пообещала тамплиерам щедрую награду за бежавших. Те захватили Насреддина и брата Усамы. Усама ускользнул. Орден выдал Каиру Насреддина за 60 000 динаров. Усама вскоре встретился с Зенги, атабеком Мосула, который захватил Дамаск и, с его помощью, обменял своего брата на тамплиера по прозвищу Меченый. Усама рассказывает эту историю четко и без проявления неприязни по отношению к тамплиерам. Но Гийом Тирский, ненавидевший храмовников, обвинил их в предательстве по отношению к Насреддину, якобы искавшему у них помощи, собиравшемуся стать христианином и изучить французский язык за четыре дня (Мельвиль).

Критическое отношение к фактам доказывает лживость рассказа, сочиненного, чтобы очернить орден, могущество и богатства которого уже породили завистников (Мельвиль).

В феврале 1167 года храмовники сыграли ведущую роль в заключение договора меж иерусалимским королем Амальриком и каирским халифом, скрепив его неслыханным для мусульман рукопожатием. Фактически договор заключил тамплиер Жоффруа Фуше.

В 1172 году Старец Горы, глава секты исмаилитов (ассасинов), обосновавшейся на отрогах Ливанских гор, направил своих посланников в Иерусалим, предлагая союз против сарацин; он, якобы, изъявлял желание принять Христа со всеми ассасинами. Амальрик без колебаний принял предложения Старца Горы и отправил посланцев с письмами и подарками этому шейху, тамплиеры напали на них и перерезали всех. Амальрик принес извинения Старцу Горы и потребовал у магистра ордена выдачи виновных. Одон де Сент-Аман ответил, что убийцей был брат Готье дю Месниль, которого будет судить капитул; передать его в руки короля он отказался. Амальрик с несколькими отрядами осадил командорство Сидона и захватил самого брата Готье. Одновременно король поведал Гийому Тирскому, что намеревается укротить орден, независимость которого начала угрожать королевству; внезапная смерть помешала осуществить эти планы. В магистерство Одона де Сент-Амана (1170-1180) тамплиеры и госпитальеры, завидовавшие друг другу, довели свои отношения до бурной ссоры. Но, кажется, магистры обоих орденов осознали, что подобная борьба неуместна, так что брат Одон с одной стороны, и Роже де Мулен с другой, выработали условие: в случае конфликта, дело следовало рассмотреть трем братьям из каждого ордена, выбранным командорами Домов; если они не придут к согласию, должно было воззвать к общим друзьям и в конце концов - к магистрам орденов (Мельвиль).

Одна из главных причин трагедии ордена, по мнению Мелвиль - правление великого магистра Жерара де Ридфора (1184-1189), избрание которого вслед за де Сент-Аманом не нашло понимания среди рыцарства Храма. Воспользовавшись постом, он предался мести за обиды молодости, предприняв гибельные решения, обернувшиеся уничтожением мощи ордена при Хаттине в 1187 г. и потерей Иерусалима.

В 1198 между тамплиерами и госпитальерами вспыхнула настоящая война по поводу фьефа, находившегося между Маргатом и Валанией (Мельвиль). Вскоре орден был втянут в войну меж королем Киликийской Армении Львом II и Боэмундом IV Триполитанским, - в борьбу, ставкой в которой было княжество Антиохийское. На стороне армян выступили госпитальеры. Тамплиеры выстояли в кровавой борьбе, насыщенной предательством, интригами, взаимными жалобами магистров в Рим, отлучениями феодалов и вышли победителями в 1213 г., вернув свои владения и сыграв главную роль в отлучении армянского короля от Церкви. Вышеупомянутый император Фридрих II, отлученный от Церкви, не сумев захватить власть в Палестине, сделал все для ослабления обороноспособности Святого Града, забрал себе все осадные машины из города – позднее он отослал часть их султану Каира как «своему доброму другу». Глава семейства Жан Д’Ибелен, непримиримый враг Фридриха незадолго до смерти стал братом ордена Храма. Кончина главы Д’Ибеленов, бывших главными претендентами на иерусалимский трон отдали власть в руки патриарха и магистров Храма и Госпиталя. Видя, что опасность шла из Каира, тамплиеры возвращались к идее альянса с Дамаском. Госпитальеры же склонялись к договору с Египтом. Рыцари обоих орденов избивали друг друга на улицах Акры и осаждали одни других в командорствах. Тамплиеры изгнали тевтонских рыцарей, сторонников Фридриха II, из Акры и принудили укрыться в принадлежавшем им замке Монфор.

Подвиги тамплиеров на поле битвы можно отнести еще к первой половине XI века, когда они принимали активное участие в испанской Реконкисте. Первым общепризнанным европейскими феодалами военным успехом тамплиеров было спасение жизни многим французским крестоносцам и королю Людовику VII в горах Лаодикеи, в 1146 г., когда крестоносцы попали в засаду, под град турецких стрел. Тамплиеры, ветераны необъявленного крестового похода в Испании, организовали спасение лошадей и поклажи (Мельвиль). 25 ноября 1177 года храмовники были в первых рядах отряда под командованием героя Святой земли – короля Балдуина IV. Тогда горстка христиан стремительно атаковала у Лидды и обратила в бегство многотысячную орду Саладина.

Ярким примером доблести и чести тамплиеров является Одон де Сент-Аман, умерший в плену после захвата Саладином замка Шатле в 1179 году. На предложение выкупа брат Одон заявил, «что тамплиер может предложить в качестве выкупа лишь свой боевой пояс» (Мельвиль). Жак де Витри так охарактеризовал тамплиеров: «… почему они вызывали такой ужас у врагов веры Христовой - ведь они в одиночку способны были выступить против тысячи, а вдвоем могли преследовать десять тысяч». Арабский историк Ибн ал-Асир, наиболее внимательный летописец Саладина, считал тамплиеров и сердцевиной и движущей силой войска франков. После победы над франками при Тивериадском озере в 1187 г. Саладин приказал отрубить головы пленным тамплиерам и госпитальерам, ведь «они проявили большее рвение в бою, чем остальные франки» (Барбер).

В 1241 г. монголы обрушились на Европу. Тамплиеры провинций Рига, Славония и Венгрия пали в первых рядах у Легницы и Мохи. В 1244 году на христиан обрушились орды египетских мамлюков и туркмен, изгнанных монголами, под командованием бывшего монгольского раба Бейбарса. 17 октября бесчисленные войска азиатов атаковали христиан и их союзников из Дамаска. Через 2 дня великий магистр ордена Храма Арман Перигорский погиб в бою с 300 рыцарей Храма и 200 рыцарями Госпиталя. Магистр Госпиталя был захвачен в плен. Фридрих II в поражении обвинил храмовников, продавшихся Дамаску, и рыцарей-мирян Святой земли, «взращенных в роскоши» (Мельвиль).

В последние дни Иерусалимского королевства братья были в первых рядах христиан, павших в неравном бою. 16 мая 1291 года великий магистр Гийом де Боже погиб при героической обороне Акры. Командование принял маршал Пьер де Севри. Султан клятвенно обещал сохранить жизнь всем сдавшимся в плен. Но слово не сдержал…

Резиденция тамплиеров была последней христианской твердыней в Акре. Сложившие оружие братья погибли в последней схватке с сарацинами султана-клятвопреступника. Оставшиеся в живых братья заперлись в Храме. Турки стали подкапывать основание. 18 мая Храм обрушился, похоронив всех христиан и более 2000 конных сарацин. На Святой земле еще остались три очага сопротивления – замки ордена Храма Сайет, Бероф и Атлит. Гарнизоны Сайета и Атлита, видя безысходность, отплыли на Кипр. Братья Берофы доверились клятве эмира – все были повешены палачами клятвопреступника.

Некоторые храмовники, находившиеся в Европе, пользовались своим положением, творили жестокости и несправедливости. Ярким примером этого служит Шотландия, где все тамошние рыцари Храма были англичанами и пользовались большими привилегиями во времена правления ненавидимого шотландцами короля Эдварда Длинноногого. Магистр ордена в Англии и Шотландии, Брайан де Джей послужил для Вальтера Скотта образцом беспринципного и алчного тамплиера, с которого был списан образ Бриана де Буагильбера для произведения «Айвенго». Де Джей прославился своей алчностью и жестокостью в отношении шотландцев. Он нарушил устав ордена, когда выступил на стороне английского короля во врем восстания Уильяма Уоллеса в Шотландии. Брайан де Джей погиб в битве под Фалкирком в 1298 году, храбро сражаясь в первых рядах против шотландских бунтовщиков, по словам английских хронистов.

Уважение к тамплиерам, со стороны врагов христианства - сарацин, было настолько велико, что в канун гибели Святой земли, по словам Жерара Монреальского, эмир Салах посылал Гийому де Боже сообщения о том, что султан Малек ал-Эссераф собирается идти на осаду Акры, а сам султан Малек, перед сосадой Акры, Гийому, «благородному магистру ордена Храма, истинному и мудрому», послал письмо с объявлением войны (Мельвиль).

Некоторые братья, запятнав себя позором были изгнаны из ордена – такие как Роже де Фло, капитан галеры «Сокол», который в 1291 г. за спасение из погибающей Акры вымогал у богачей деньги, а к 1302 г. стал вожаком пиратов Сицилии.

Последним великим магистром ордена в 1293 г. стал Жак де Моле, человек уже немолодой, и самым искренним способом стремившийся восстановить власть христианства в Палестине. Он считал единственным предназначением храмовников быть, как и раньше, авангардом крестоносного ополчения (Рид). Он создал на островке Руад, возле Тортосы, цитадель. Но в 1302 г. превосходящие египетские силы смели с острова небольшой гарнизон тамплиеров (Барбер).

Крестовые походы в начале XII в. были порождением экспансионистской политики западного общества, довольно разрозненного. Ко второй пол. XIII в. были различимы признаки экономического упадка, которыми отмечен XIV в. Неудивительно, что на тех, кто связан с движением крестоносцев, обращался и гнев - следствие гаснувшего энтузиазма - они становились «козлами отпущения», которых можно винить в неудачах. Впоследствии главной жертвой недовольства предстояло стать папству, однако сиюминутный гнев выплескивался на его детище - духовно-рыцарские ордены.

В ответ на просьбу папы дать ему совет относительно готовящегося похода, де Моле подготовил две записки. Он просил правителей предоставить 15000 рыцарей и 5000 пехотинцев. Итальянские города должны были обеспечить крестоносцев кораблями. Цифры демонстрируют, сколь сложной была ситуация: ограничение могло дать лишь временный эффект, а полномасштабная экспедиция являлась голубой мечтой. Признать такое - т.е. полностью изменить свою точку зрения на роль и функции рыцарских орденов - Жак де Моле, человек упорный и консервативный, был не способен (Барбер).

Вторая записка была посвящена идее объединения орденов Храма и Госпиталя. Она дает представление об ограниченности де Моле. Де Моле замечает, что данный вопрос уже обсуждался на Лионском соборе в 1274 г., что после событий 1291 г. к нему вновь вернулся папа Николай IV, а Бонифаций VIII, хоть и уделил идее внимание, все же ее отверг. Де Моле предпринимает попытку аргументировать целесообразность плана, однако тон его рассуждений, представляется нам враждебным этой идее. Он утверждает, что нововведения опасны; что членов ордена не следует принуждать к изменениям в уставе и традициях; что сама система материальной поддержки орденов может оказаться под угрозой; могут возникнуть волнения, если оказывать давление на провинциальные приорства. Соперничество меж орденами, по де Моле, идет им на пользу, да и само существование двух орденов доказывало свои тактические преимущества. Де Моле пытается рассмотреть объединение орденов, однако это получается довольно плохо. Его положительные доводы: объединенный орден сможет противостоять нападкам светских и церковных властей, и расходы будут меньше. В итоге он обещает собрать опытных членов своего ордена, обсудить с ними данный вопрос и передать папе Клименту V их советы, если он выразит желание их получить, а также уверяет его, что дешевый способ финансировать предстоящий крестовый поход - воспользоваться услугами орденов. Если же папа имеет намерение назначить орденам выплачиваемое содержание, то он, де Моле, предпочел бы, чтобы эти средства поступали в канцелярии орденов раздельно (Барбер).

Иных решений де Моле не предложил, проявив слабое понимание того, насколько уязвимы тамплиеры; рост враждебности к орденам скорее озадачивал его, чем пугал. Норманский юрист Пьер Дюбуа в 1306 г. написал трактат «О возвращении утраченной Святой земли». По его словам, ордена получают огромный доход со своих владений, однако мало делают для защиты границ Святой земли. Внутри них случаются раздоры и они раскалываются. Необходимо, по Дюбуа, во имя Святой земли объединить ордены. Решать все должен церковный собор. Члены орденов должны быть лишены имущества. В плане Дюбуа имелся постскриптум, приписанный позднее и направленный против тамплиеров. Возможно, к лету 1307 г. Дюбуа было уже известно, сколь недоброй славой пользуется орден, ибо он пишет, что «желательно полностью уничтожить даже саму память об ордене тамплиеров и, справедливости ради, стереть его с лица земли» (Барбер).

 

Ранним утром 13 октября 1307 г., в пятницу, члены ордена, проживавшие во Франции, были внезапно арестованы чиновниками короля Филиппа IV именем Святой инквизиции, а владения тамплиеров переходили королю. Братьев обвиняли в тягчайшей ереси - в том, что они отрекались от Иисуса Христа, плевали на распятие, питали склонность к гомосексуализму, и поклонялись идолам на своих собраниях. Эти обвинения основывались на доносах некоторых рыцарей, исключенных из ордена за пороки и недостойные поступки. Некоторые из этих рыцарей лично были знакомы с будущими обвинителями ордена. В октябре и ноябре арестованные тамплиеры почти одновременно признали свою вину. Ко многим заключенным применялись ужасные пытки, а ведь многие из допрашиваемых были не закаленными в бою, полными сил воинами, а служителями, работавшими в хозяйствах ордена или пожилыми ветеранами, ушедшими на покой в Европу. Затем де Моле публично повторил свое признание перед собранием теологов Парижского университета. Со своей стороны Филипп написал монархам христианского мира с просьбой последовать примеру и произвести аресты тамплиеров, поскольку все они стали отъявленными еретиками. Климент V воспринял эти аресты как посягательство на его авторитет. Однако после вспышки возмущения он попытался взять ответственность за случившееся на себя. 22 ноября 1307 г. он издал буллу «Pastoralis praeeminentiae», в которой отдал приказ всем монархам произвести аресты тамплиеров и именем папы начать отчуждение их земель. Булла положила начало процессам в Англии, на Пиренейском полуострове, в Германии, Италии и на Кипре. Два кардинала были посланы в Париж для того, чтобы лично допросить руководителей ордена. Однако в присутствии представителей папы де Моле и генеральный смотритель де Пейро отказались от признаний и настоятельно просили остальных сделать то же.

В начале 1308 г. папа приостановил инквизиционные процессы. Филипп IV и его легисты целых полгода тщетно пытались воздействовать на папу, побуждая его вновь начать следствие, манипулируя общественным мнением и мнением богословов, а также намекая папе на возможность санкций против него. Кульминацией этой кампании явилась встреча короля и папы в Пуатье в мае-июне 1308 г. Папа начал два расследования: одно должно осуществляться папской комиссией внутри ордена, второе - серия судебных процессов на уровне епископств, где местные суды должны были определить виновность каждого брата ордена.

На октябрь 1310 г. был намечен Вьенский собор, которому предстояло вынести решение по делу тамплиеров. В Шинон были посланы три кардинала, чтобы выслушать признания руководителей ордена. Те вернулись к исходным показаниям. Епископальные расследования, проводившиеся под давлением со стороны епископов, связанных с французским престолом, начались, видимо, в 1309 г., и, в большинстве случаев тамплиеры повторили свои первоначальные признания после применения тяжких продолжительных пыток. Папская комиссия, расследовавшая деятельность ордена в целом, начала слушания по делу лишь в ноябре 1309 г. Сперва казалось, что все пойдет по хорошо проторенному пути «добычи» признаний, однако, сперва неуверенно, а затем со все большей убежденностью, братья-тамплиеры перед лицом папской комиссии, вдохновляемые двумя талантливыми братьями-капелланами - Пьером де Болоньей и Рено де Провеном, - последовательно защищали орден и достоинство.

К началу мая 1310 г. почти шестьсот тамплиеров пришли к решению защищать орден, отрицая истинность вырванных под пытками признаний, сделанных либо перед инквизиторами в 1307 г., либо перед епископами в 1309 г. Папа поняв, что близкого конца процессу не предвидится, отложил собор на год. Филипп IV предпринял жесткие меры. Архиепископ Санса, ставленник короля, вновь начав расследование по делу отдельных братьев в рамках своей епархии, установил, что сорок четыре человека виновны как повторно впавшие в ересь, передал их светскому суду.

12 мая 1310 г. пятьдесят четыре тамплиера были приговорены к сожжению на костре и казнены в предместье Парижа. Один из двух главных вдохновителей защиты ордена в суде, Пьер де Болонья, чудесным образом исчез, а Рено де Провен был приговорен советом провинции Сане к пожизненному тюремному заключению. Благодаря этим казням удалось заткнуть рот почти всем непокорным - сопротивляться продолжали лишь особо отважные братья, и многие тамплиеры вернулись к своим первоначальным показаниям. Слушания папской комиссии также закончились в июне 1311 г. Летом 1311 г. папа объединил свидетельские показания, полученные им из Франции, с материалами следствия, мало-помалу поступавшими из других стран. Лишь во Франции и в тех районах, что находились под ее влиянием, от тамплиеров под пытками добились признания.

В октябре состоялся Вьенский собор, и папа потребовал роспуска ордена на том основании, что тамплиеры обесчестили себя. Сопротивление святых отцов во время собора было, весьма значительным, и папа под давлением короля Франции настоял на своем, заставив аудиторию молчать под страхом отлучения от Церкви. Булла «Vox in excelso» от 22 мая 1312 г. возвестила о роспуске ордена, а согласно булле «Ad providam» от 2 мая вся собственность ордена безвозмездно передавалась другому крупному ордену - госпитальерам. Вскоре после этого Филипп IV изъял у госпитальеров крупную сумму в качестве компенсации за ущерб казне в время «праведного расследования». По мнению Рида, госпитальеры вынуждены были заплатить королю 310 000 турских ливров. Что касается тамплиеров, то в отдельных случаях они, помимо тяжкой епитимьи, были приговорены к различным срокам заключения, в иных же случаях, особенно если братья так не признали вины, их ссылали в монастыри, принадлежавшие другим орденам, чтобы они до конца влачили существование.

В большинстве европейских государств владения ордена прибрали к рукам светские правители. В Испании владения ордена перешли к другим орденам, например к ордену св. Марии Монтесской или к ордену Калатравы, куда и вступили бывшие тамплиеры. В Португалии король Дионисий оказался преследовать рыцарей - героев Реконкисты и в 1319 г. основал орден Христа, куда вошли бывшие братья Храма. Их предводители предстали перед папским судом 18 марта 1314 г. и были приговорены к пожизненному тюремному заключению. Гуго де Пейро, генеральный досмотрщик ордена, и Жоффруа де Гонневиль, приор Аквитании, выслушали приговор молча, однако великий магистр Жак де Моле и приор Нормандии Жоффруа де Шарне громко протестовали, отвергая все обвинения, и утверждали, что их святой орден по-прежнему чист пред Богом и людьми. Король незамедлительно потребовал их осуждения как впавших в ересь вторично, и в тот же вечер они были сожжены на одном из наносных островков Сены, Еврейском острове (Мельвиль). Перед казнью де Моле призвал папу и короля явиться через год на Божий Суд. Климент умер 20 апреля, а Филипп погиб на охоте 29 ноября того же года Возможно он покаялся, вспоминая как во время монетного бунта в Париже он спасся в резиденции Тампля.

Ночью из соседнего августинского монастыря пришли монахи с другими набожными людьми и бережно собрали обугленные останки рыцарей, словно святые мощи (Рид).

 

Данте Алигьери считал храмовников невинными жертвами алчного короля Филиппа, а Раймунд Луллий, мистик с Мальорки считал их виновными в ереси. Роковую роль сыграли народные настроения - во-первых страх перед папой и церковным проклятием, во-вторых боязнь перед дьявольщиной и вера в колдовство. Они упали на благодатную почву из обвинений, против ордена, в падении Иерусалима и накоплении богатств.

В последующие века приспешники пап и королей Франции не признавали в этом поступке величайшую несправедливость, а демократы пытались изобразить братьев невинными жертвами тирании. В XVI в. Анри Корнелий Агриппа в трактате «Философия оккультизма» назвал рыцарей колдунами, а Жан Боден, сторонник конституционной монархии считал их маргинальным меньшинством. Во время борьбы протестантов с католиками, первые приводили в пример осуждение тамплиеров, как признак порочности Католической церкви. Томас Фуллер и Эдвард Гиббон отмечают, что тамплиерам были присущи стяжательство и дурной нрав. В эпоху Просвещения, в XVII в. тамплиеров стали воспринимать, как волхвов древних оккультных религий. По мнению Питера Партнера в книге «Убитые волшебники» до наших дней в любой работе тамплиерах встречаются обрывки дикой фантазии и предубеждений из XVII века.

Главными проповедниками «тамплиеризма» стали франкмасоны, «вольные каменщики», превратившие рыцарей ордена из исторических персонажей в мифических героев, отыскавших древние реликвии и раскрывших великие тайны. По меткому выражению М. Барбера «возникла своего рода небольшая индустрия, за счет которой питаются ученые, историки искусства, журналисты, издатели и телевизионщики». Питер Партнер заявил, что «тамплиеризм выдуман шарлатанами, чтобы дурачить простофиль». В 1810 г. в Париже молодой французский адвокат Ф. Ренуар, автор пьесы «Тамплиеры» с разрешения Наполеона Бонапарта изучил папские архивы о процессе тамплиеров и не нашел никаких признаков вины рыцарей. В XIX в. германский историк Г. Пруц доказал, что тамплиеры занимались колдовством. Через 10 лет американский специалист по инквизиции, Г.Ч. Ли доказал, что признания братьев ордена Храма в ереси были выбиты под пытками и обеспечены жесточайшим давлением папской инквизиции (Рид).

 

Вывод - тамплиеры были основной силой христиан на Святой земле, защищая там интересы папства и обеспечивая своими успехами признание в Европе мудрости папских решений. Для этого им была предоставлена широкая автономия в действиях и крупные средства - в то время как католическая Европа разрывалась на куски в феодальных войнах и жестко контролировалась Церковью. После потери Святой земли, по вине феодального мира, не желающего сражаться за неё, орден был обескровлен. Его руководство не заметило угрозы со стороны духовных и светских завистников, и продолжало вести подчеркнуто независимую от политику. Финал известен…

В-целом, историю ордена тамплиеров, и интерес к нему, можно разделить на 4 этапа:
- первый (кон. 1110-ых годов - до кон. 1140-ых годов) - орден постепенно развивается, всему католическому населению Европы при упоминании ордена Храма приходили на ум лишь мысли о воинах принимавших мученическую смерть за веру;
- второй (кон. 1140-ых годов - нач. XIV века) - орден в расцвете могущества... за которым следует внезапный разгром, от которого он уже никогда не сможет оправиться. Некоторые церковники сильно недовольны - братья Храма отбирают у них источники дохода... некоторые «рьяные блюстители веры» называют тамплиеров вероотступниками, которые благоволят злодеям, отлученным за тяжкие грехи; у ордена появляются сильные враги в феодальном мире средневековой Европы;
- третий (нач. 1310-ых годов - рубеж XIX-XX вв.) - гибель ордена. На братьев спускают всю грязь... Их проклинают, считают дьяволопоклонниками, о них боятся говорить вслух. Орден постепенно забывается. О нем вспоминают лишь те, кто образован и не должен каждый день гнуть спину ради куска хлеба;
- четвертый (рубеж XIX-XX вв. - наши дни) - начало научной деятельности... Появление первых ученых. Вплоть до начала нашего века... Орден расценивается как корпоративная организация, претерпевшая трансформацию, за счет раскрученности ордена кто-то хорошо зарабатывает, кто-то привлекает на свою сторону и делает последователями богатых и знаменитых, неизвестных и бедных.

Чумаков А.В., 2007

Просмотров: 1808 | Добавил: Go | Теги: рыцарь, хромовники, госпитальеры, тамплиеры | Рейтинг: 5.0/3
Всего комментариев: 0
avatar